Select language... eng  
Главная Драгоценные камни Изумруд

Изумруд

Изумруд

Настала пора поговорить о других изумительно красивых камнях — изумрудах. Недаром их притягательный цвет, такой насыщенный и глубокий, даже дал название одному из оттенков зеленого — изумрудно-зеленый. Камни высокого качества не только красивы, но и исключительно дороги, некоторые экземпляры ценятся выше алмаза! Если, конечно, они лишены включений и трещин, что среди изумрудов, увы, большая редкость.

Название «изумруд» геммологи употребляют только для обозначения драгоценного камня, одной из разновидностей берилла (силикат бериллия и алюминия Be3Al2 (SiO3)6). Члены этого разветвленного семейства, имеющие общую химическую формулу, различаются по цвету: синий — аквамарин, желтый — гелиодор, розовый — морганит, красный — биксбиит. Чистый берилл бесцветен. Присутствие наших старых знакомых по корундам — хрома и ванадия, а также (во вторую очередь) железа — в количествах, слишком малых, чтобы включать их в химическую формулу, как раз и определяет цвет изумруда и ставит эту разновидность берилла особняком. Хром и ванадий — хромофорные элементы, которые способствуют поглощению багрового, желтого и красного цветов, но пропускают зеленый и голубой; а железо проводит желтый. Поэтому оттенки зеленого цвета в кристалле сильно варьируются. Надцвет играет от отливающего сталью голубовато-зеленого до теплого, схожего с цветом созревшей антоновки желтовато-зеленого.

В России такое понятие, как изумруд, сильно размыто. Если раньше у нас называли лалом любой красный камень, то сейчас изумрудом называют любой зеленый берилл. Даже бледные камни относят к изумрудам, подразделяя их на 3-й (средне-зеленый), 4-й (светло-зеленый) и 5-й (очень светло-зеленый) цвета.

Кристалл берилла в породеКристалл берилла в породе izumrud_02 Большой уральский берилл. В России он будет продан как изумрудБольшой уральский берилл. В России он будет продан как изумруд

В остальном мире, однако, иной подход к определению изумруда. Считается, что это название больше всего соответствует торговой марке, поскольку оно использовалось не одно столетие и появилось много раньше, чем современное название «берилл». Не всякий берилл зеленого цвета может там безнаказанно именоваться изумрудом. Это позволено только тем, у кого цвет достаточно насыщен. Поэтому существует проблема размытости границы между изумрудом и зеленым бериллом. И один из вице-президентов компании «Тиффани» разумно заметил: поскольку не существует достоверного научного способа измерить плотность зеленого цвета, который характеризовал бы изумруд в сравнении с зеленым бериллом, то разница в определении зачастую просто зависит от того, является этот человек покупателем или продавцом. В 80-х годах геммологи все же пришли к мнению, что только человеческий глаз, то есть субъективное впечатление, в состоянии определить, является ли камень зеленым бериллом или изумрудом. Уместно привести крылатое выражение судьи Верховного суда США Уильяма Дугласа: «Я не могу дать определение порнографии, но если увижу — узнаю наверняка».

Слово «изумруд» происходит от греческого «smaragdos» и означает не что иное, как «зеленый камень». Еще во времена инков в Южной Америке, где и сейчас находят самые лучшие изумруды, он считался священным камнем. Ходит легенда, что в одном из храмов был изумруд размером со страусиное яйцо (16–18 сантиметров в длину и весом около трех килограммов). Камень считался воплощением богини Умины и был объектом поклонения. Когда империя инков пала, испанцам захватить изумруд не удалось. Видимо, его спрятали жрецы. А может, это просто легенда в стиле Эльдорадо.

Старейшие находки изумрудов были сделаны в районе Красного моря. Эти копи, разрабатываемые еще при египетских фараонах и названные позже «месторождениями Клеопатры», дошли до наших дней уже практически пустыми. Древние римляне копали изумруды на территории современных Зальцбургских Альп; эти темные, желто-зеленые кристаллы украшали короны цезарей и диадемы высокородных матрон. В священных индийских писаниях «зеленый камень» считался источником целебной силы и обещал счастье своему владельцу. Изумруды занимали центральное место в сокровищницах индийских магараджей. Начиная с XVI века, после открытия Нового Света, наступила эпоха господства южноамериканских изумрудов.

Самый большой в мире изумруд — «Могол» был назван в честь династии Великих Моголов, господствовавшей в Индии в XVI — XVII веках. Он был привезен, как предполагают, из Колумбии и продан во второй половине XVII века последнему из Великих Моголов — Аурангзебу, который тогда был богаче любого европейского властителя. Камень весит 217,8 карата и имеет высоту около 10 сантиметров. На одной его стороне выгравированы тексты мусульманских молитв, на другой — орнаменты из цветов. Этот легендарный изумруд был выставлен в 2001 году на аукционе «Кристи» в Лондоне и куплен неизвестным лицом за 2,2 миллиона долларов.

Самый большой в мире изумруд «Могол»Самый большой в мире изумруд «Могол» Резьба по изумруду становится все более популярнойРезьба по изумруду становится все более популярной Кристалл «Патриция» в нью-йоркском музееКристалл «Патриция» в нью-йоркском музее

Многие знаменитые изумруды можно увидеть только в музеях и частных коллекциях. Так, в Музее естественной истории в Нью-Йорке можно увидеть кристалл из Колумбии «Патриция», превосходного качества и весом 632 карата. Коллекция банка Боготы содержит пять великолепных камней, весом от 220 до 1796 каратов. Исключительно ценные индийские изумруды, купленные или захваченные персидскими шахами во время походов в Индию, хранятся сейчас в Иранском государственном хранилище. Среди них и диадема Фары, третьей жены последнего шаха Ирана Реза Пехлеви. Но многие камни, в древности считавшиеся изумрудами, на самом деле ими не являются. Например, многие индийские изумруды после геммологической экспертизы оказываются зелеными турмалинами, а русские — демантоидами.

Зелень изумруда не случайно так приятна нашему глазу. Ведь это — цвет жизни, цвет весны. Еще в античном Риме зеленый был цветом бога красоты и любви. И сегодня он имеет особое значение. Зеленый цвет — это священный цвет ислама. Изумрудно-зеленый — это цвет гармонии, любви к природе и жизнелюбия. Еще Плиний заметил: «Зеленый цвет радует глаз, не уставая». Он прав — смотреть на изумруд можно бесконечно, он вызывает приятные эмоции, действует на человека успокаивающе. Его находят всегда свежим, но никогда — однотонным. А поскольку на солнце этот камень немного другой, чем под лампой, изумруд поражает нас разнообразием цветовой палитры.

Известно, что в результате обитания на зеленой планете человеческий глаз научился различать более 10?000 оттенков зеленого цвета. Более того, мы воспринимаем цвет на уровне подсознания. Один может вызывать у нас чувство тревоги или даже отторжения, другой — наоборот, приятные эмоции, чувство доверия. Не исключено, что успех доллара во многом был определен... его удачно выбранным цветом!

Стандартом, по которому сейчас судят о цвете изумруда, являются кристаллы из Музо (Колумбия). Их глубокий зеленый цвет с легким голубым оттенком, без примеси серого, считается эталоном изумрудно-зеленого цвета. Красота «колумбийцев» очевидна, тем не менее кое-кто предпочитает изумруды из Афганистана и Замбии, имеющие теплый желтоватый оттенок. У камней из Северной Каролины желтизна выражена чуть сильнее. Изумруды из разных мест демонстрируют совершенно разные оттенки цвета, и на глаз бывает совершенно невозможно определить происхождение кристалла. Следует очень осторожно подходить к этому вопросу, так как тончайшие нюансы — оттенки, тон и насыщенность цвета — могут привести к огромной разнице в цене камня.

izumrud_11 Колье с изумрудамиКолье с изумрудами

Камни действительно высокого качества довольно редки. Если другие разновидности берилла — аквамарин, морганит или гелиодор — обычно образуют большие кристаллы без дефектов, то изумруды, напротив, насыщены разного рода включениями, а иногда даже полностью затуманены. К примеру, 77 процентов изумрудов, добываемых на одном из самых продуктивных месторождений в Бразилии, вообще не поддаются огранке. Количество и вид включений серьезно влияют на цену и уступают по значению только цвету.

Поскольку «чистые» кристаллы крайне редки, в изумрудах включения допускаются в большей степени, чем в других драгоценных камнях. Подчас включения могут подсказать геммологу, откуда камень родом. Но и здесь не все так просто: бывает, расположенные по соседству месторождения выдают кристаллы, которые по характеру включений и по их химическому составу родственны изумрудам, добытым на других континентах!

Включения в изумруде хорошо видны невооруженным глазом, и если вы их там не видите, то, скорее всего, перед вами синтетический минерал. В отношении подобных камней надо избегать названия «изумруд», хотя в России это вполне обычная практика. Российские гидротермальные изумруды очень хорошо имитируют природную дефектность камня (трещины, пузырьки, спаянности и т.?д.). Порой даже опытный эксперт может распознать фальшивку только под микроскопом. Возникает закономерный вопрос: зачем синтетический берилл специально портят, «украшая» подобными увечьями? Ответ очевиден: чтобы лучше продавать синтетический товар, надо максимально приблизить его к природе.

Помните, продавцы алмазов придумали маркетинговый ход с броскими названиями, наградив бледно-желтые бриллианты цветом шампанского, а коричневые — коньяка? Продавцы изумрудов тоже весьма искусно обыграли многочисленные и разнообразные включения в своем камне: они измыслили термин «изумрудный сад»!

Часто эти включения имеют сложную структуру, сочетающую жидкостные, газовые и твердые элементы. Скажем, среди индийских изумрудов встречаются «отрицательные кристаллы» (пустоты, заполненные жидкостью с пузырьком воздуха внутри), а у танзанийских есть плоскости, заполненные жидкостью и содержащие слюду. Если включения содержат все три компонента, то их называют трехфазными. Такие «трехфазники» в колумбийских изумрудах представляют собой плоские полости, заполненные жидкостью, а в них — пузырек воздуха с маленьким кубиком поваренной соли.

izumrud_12 izumrud_04 izumrud_07

Многих, особенно в нашей стране, где так любят этот удивительный зеленый камень, интересует: какие изумруды самые лучшие? Так вот: отличные кристаллы встречаются везде. Но в процентном отношении их все же больше в Колумбии и Афганистане. Хотя повторюсь: о­тыскать крупные изумруды хорошего цвета и качества чрезвычайно трудно. Потому-то они настолько ценны.

Как и раньше, лидером добычи высококачественных изумрудов остается Колумбия. Там известно более 150 месторождений, из которых используются далеко не все. Хотя, например, Музо и Чивор разрабатывают еще со времен инков! Но наиболее эффективно работает сейчас месторождение Коскуэз: на его долю приходится примерно три четверти всей колумбийской добычи изумрудов. За свой изумительно красивый зеленый цвет «колумбийцы» так высоко ценятся на рынке, что даже видимые включения не снижают на них цену. Но эти красавцы еще не всё, что может предложить Колумбия: там добывают известные трапиче-изумруды с шестиконечной звездой и особенно редкие изумруды с эффектом кошачьего глаза.

Как бы ни были хороши колумбийские изумруды, место находки камня не является полной гарантией его качества. Кроме того, отличные камни находят и в других странах: Замбии, Бразилии, Зимбабве, Мадагаскаре, Пакистане, Индии, Афганистане и России. Особенно славятся своими изумрудами Замбия, Зимбабве и Бразилия. В Замбии добывают превосходные камни глубокого зеленого цвета; они потемнее колумбийских и имеют едва заметный голубой оттенок. Из известного месторождения Зандавана в Зимбабве выходят маленькие, но очень чистые изумруды насыщенного зеленого цвета, часто с нежным желто-зеленым отливом. Ну, а отличные бразильские изумруды в количественном отношении лишь немногим уступают соседям из Колумбии. Благодаря находкам в Африке и Бразилии рынок изумрудов сегодня намного богаче в плане выбора камней различного качества, чем это было раньше, что, конечно, очень радует поклонников изумруда.

Так уж сложилось, что все стоящие драгоценные камни добываются в нестабильных регионах. Но даже тут изумруд занимает особое место. Месторождения четко привязаны к самым проблемным странам мира: Колумбия и Замбия, Зимбабве и Афганистан, Нигерия и Пакистан. Более того, добыча изумрудов там, как правило, сосредоточена в наиболее опасных зонах. На этом мрачноватом фоне Бразилия выглядит эдаким островком карнавальной стабильности.

Колумбийская специфика

Самый важный для изумрудного бизнеса район находится, конечно, в Колумбии. Но вот порядки там — это, я вам скажу, нечто особенное. Оценить этот неповторимый стиль можно, только побывав там самому. Мне вместе с моим американским другом, каменным дилером Льюисом Алленом, довелось увидеть все собственными глазами.

izumrud_13 Тутти-фрутти во главе с изумрудомТутти-фрутти во главе с изумрудом

Местную специфику мы почувствовали уже на выходе из аэропорта: вместе с доном Джильберто — главным парт­нером месторождения Питта и дольщиком в месторождении Музо нас ожидали два бронированных «джипа». Мы приехали покупать изумруды, и этот маскарад не был попыткой удивить клиента — таковы будни эсмеральдерас (изумрудных дилеров). А дон Джильберто — эсмеральдерас с именем, солидным стажем и к тому же обладатель большого офиса на авенида Хименес — главной ювелирной улице Боготы.

Не только в Боготе — во многих городах мира люди, причастные к ювелирному бизнесу, локализуются в одном районе. В Бангкоке — это Силом, в Нью-Йорке — район пересечения 6-й авеню и 47-й улицы, в Гонконге — Кантон Роуд, в Лондоне — Хаттон-Гарденс, в Тель-Авиве — Рамат-Ган, а в Женеве — район вокруг Рю дю Рон. Более того, Гонконг, Женева, Антверпен и Бангкок известны, прежде всего, как мировые центры ювелирной индустрии. Тем не менее по «ювелирным» районам этих городов спокойно ходят люди, имея зачастую в карманах камушков на сотни тысяч долларов.

Совсем иная картина в Колумбии. Клиенты, прибывшие издалека с намерением купить крупные камни, да еще оптом, — на особом счету. Три дня мы предавались разгулу под заботливым оком охранников и в компании дона Джильберто и дона Чеппе (младший партнер месторождения Музо), блиставшего вороненым глянцем аккуратной прически, рассеченной безукоризненным пробором. Дона Виктора Каранса, главного партнера Музо, удалось увидеть лишь мельком — у него в подчинении личная армия, вооруженная по последнему слову техники. Бары и рестораны, текила и сигары — ни слова о бизнесе, разговоры ни о чем, вдобавок на плохом английском. Нас изучали, и мы присматривались. Во время очередной вечеринки дон Джильберто неловко наклонился, и его эластичный пояс, поддерживающий живот, съехал в сторону. На стол начали медленно вываливаться внутренности. У нас отвисли челюсти, а хозяин, немного смутившись, вправил все назад, подтянул пояс и продолжил прерванный разговор. Ему пришлось объяснить, что после ножевых и пулевых ранений у него остались некоторые дефекты мышц брюшины... Да, не просто быть эсмеральдерас, подумалось мне.

На четвертый день нам показали лот, представлявший собой всю годовую добычу, — около 500 ограненных камней отличного качества размером свыше 5 каратов. Льюис отобрал 15 камней от 6 до 20 каратов. Они запросили 2 миллиона долларов, Льюис давал 500 тысяч. Отдельно нам показали прекрасный изумруд в 100 каратов, но цена слишком уж кусалась (1,5 миллиона). Пришлось задержаться у гостеприимных хозяев еще на три дня — утрясали цену по той же программе (бары, рестораны, фазенды). Сошлись в итоге на 650 тысячах. Очень болела потом печень — текилы и виски было выпито сверх меры. Наши встречи начинались в полдень, и для малопьющего Льюиса это было сущим наказанием. «Господи, — сокрушался он, — как можно начинать пить виски так рано!» Я же, закаленный российской действительностью, не придавал этому большого значения.

izumrud_17 izumrud_16 izumrud_15

В другой раз мне самому довелось побывать на одном из старейших месторождений — Музо, которое дает самые красивые изумруды в мире. Незабываемые впечатления! Это путешествие стало возможным только потому, что я приехал вместе с хозяином шахты. Мы начали с вертолетной прогулки. Летели на шестиместном «Белл», очень низко, я сидел рядом с пилотом и весь полет любовался джунглями — они там такие зеленые, дикие и красивые, что дух захватывало. Мы приземлились среди шахт. Деревня Музо, 6500 жителей, была над нами на склоне горы. Джимми, большой босс, окруженный телохранителями, привел меня в свой дом. Жила, совладельцем которой он является, — продолжение шахты Порто-Артуро, производящей лучшие изумруды. На другом склоне горы располагаются шахты Ла-Куны и Ла-Питты.

Мы надели резиновые сапоги, каски и поехали вниз к шахте. Сделали один спуск на 70 метров в открытой люльке на ржавом тросе. Было очень жарко, влажно и не хватало воздуха. Я взмок за считанные минуты. Пройдя с километр по низкому тоннелю к другому подъемнику, мы опустились еще на 60 метров. Снова длинный тоннель, потом узкая лестница, уходящая вниз, словно в преисподнюю. Джимми спросил, смогу ли я спуститься, я ответил, что без проблем. Нужно было надеть перчатки с пупырышками, чтобы не скользить по металлу. Прямо как альпинисты, подумал я, только там есть страховка. Лестница была длиной всего 20 метров, но казалось, что ей не будет конца... А внизу снова низкие тоннели, заполненные на полсапога проточной водой. Джимми объяснил, что они специально направили сюда реку, чтобы доставить кислород. Ощущения, как в сауне...

По правой стене тянулись пластиковые вентиляционные трубы, но притока воздуха я не чувствовал. По левой стене изгибались два старых провода, на которых горели тусклые лампочки через каждые 50 метров. Тоннель узкий, и если надо было разойтись, то приходится протискиваться. Некоторые попадавшиеся по пути шахтеры были без рубашек, абсолютно черные. Я постоянно ударялся головой о горную породу, нависавшую над нами. Хорошо, что надел каску: не будь ее, я бы уже несколько раз серьезно расшибся...

Наконец мы пришли в карман (друзу), который они разрабатывают. К счастью, я знаком не только с альпинизмом, но и с дайвингом: недостаток кислорода напомнил мне подводное плавание, когда, чтобы получить воздух из баллона, нужно сильно постараться. Джимми спросил, не хочу ли я поработать отбойным молотком. И показал как. Я был впечатлен этим человеком: в Боготе носит костюм с галстуком, а в шахте чувствует себя как дома. Потом узнал, что он родился в деревне по соседству и всю жизнь проработал в шахтах. Отбойный молоток оказался очень тяжелым, уже через пару минут бурения я был полностью изможден, зато Джимми без видимого напряжения бурил около 10 минут. Никаких зеленых камней мы за это время не увидели: изумруды редки, и добыть хороший камень очень сложно. Те шахтеры, что вкалывают под землей целый день, крепкие орешки.

Типичная изумрудная огранкаТипичная изумрудная огранка izumrud_20 Изумрудное сердце. 25 каратовИзумрудное сердце. 25 каратов

Наконец мы пустились в обратный путь. Я был насквозь мокрый, глаза заливал липкий пот... Господи, какое счастье снова увидеть свет и небо над головой! Наверху нас ждали полотенца и бутылки с холодной водой. Свою я осушил вмиг, никогда еще вода не была такой вкусной. Потом Джимми представил меня своему кузену — менеджеру шахты и показал, где они моют камни. Найденные кристаллы складывают в кожаный мешок, запечатывают и под конвоем отправляют в Боготу.

В доме Джимми мы приняли душ и пообедали. Отдыхать было некогда: приближалась гроза. Прежде чем взять курс на Боготу, мы облетели месторождение, и Джимми показал мне все штольни, назвав их по именам. Он надеется, что шахта еще восемь месяцев будет давать породу. Первые изумруды пошли только в прошлом году, пять месяцев назад. До этого два года было бурение, бурение и никаких результатов...

После посещения шахты мое представление об изумрудах изменилось. Какую бы цену я теперь ни платил, она не будет слишком высокой! В отличие от многих других камней добыча изумрудов не поставлена на поток, все добывается вручную. Никаких открытых карьеров, никаких бульдозеров, никакой взрывчатки, а только медленное бурение, дюйм за дюймом, на глубине 150 метров... На самом деле Джимми поступил хитро, взяв меня в шахту. Теперь я совсем другими глазами взглянул на 30-каратный камень, который мне предлагали до этого, и на 22-каратный суперкристалл, найденный в той самой шахте. Без этих двух чудесных «колумбийцев» я уже не мог покинуть Боготу.

Судьба русского изумруда

Есть изумруд и в России. Добывали его на Урале, под Екатеринбургом. Первые камни там были найдены в декабре 1830 года крестьянином Максимом Кожевниковым в корнях вывороченного бурей дерева на берегу реки Токовой. Через месяц по приказу командира Екатеринбургской гранильной фабрики Якова Коковина были начаты горные работы, и вскоре уже работал целый прииск, названный Сретенским. За семь лет были выявлены практически все известные ныне месторождения. За открытие изумрудов Кожевникова наградили деньгами — 200 рублей, а Коковина — орденом Святого Владимира 4-й степени.

Природные кристаллы в ожерельеПриродные кристаллы в ожерелье izumrud_22

Судьба первооткрывателей сложилась печально. Максим Кожевников умер в возрасте 66 лет от туберкулеза, нажитого в изумрудных копях, и был похоронен в 1865 году в селе Белоярском, могила его не сохранилась.

Яков Коковин родился в семье крепостного в 1784 году. Потомок камнерезов, механик и изобретатель, он своим трудом и талантом добился образования и дворянского звания. Учился «по скульптурному искусству» в Петербурге, в Академии художеств, где был удостоен двух серебряных и одной золотой медали. Исполнял «значительные работы» для Эрмитажа. В 1814 году стал мастером Горнощитского мраморного завода, а в 1828–1835 годах возглавлял Императорскую гранильную фабрику в Екатеринбурге.

В эти годы Коковин провел разведку и добычу изумрудов на Сретенском прииске. Были сделаны замечательные находки: кристалл в 101 карат грушевидной формы (его преподнесли императрице), друза изумрудов, оцененная в 100 тысяч рублей (отправили в Берлин Александру Гумбольдту), знаменитый «Кристалл Кочубея» весом в 2226 граммов (хранится в Минералогическом музее РАН в Москве). И все бы хорошо, если бы не менее знаменитый изумруд весом в один фунт и самого лучшего качества, который таинственно исчез. За это Яков Коковин заплатил потерей чести и самой жизни...

В 1860 году копи были признаны неперспективными, поскольку находок изумрудов хорошего качества больше не ожидалось. Их сдали в аренду, после чего копи переходили из рук в руки, а в 1919 году были национализированы. В 20–30-х годах у нас на Урале работали французы. В 1931 году «Изумрудные копи» перешли в ведение «Союзредмета», при этом изменилось не только название, но и задачи. Страна готовилась к масштабной войне, и главной ценностью месторождения стали уже не изумруды, а бериллиевые руды, имеющие стратегическое значение. Вскоре после войны месторождение отдали в ведение «Главвольфрамредмета», а в 1956-м — Первому главному управлению Минсредмаша, сделав его частью атомной промышленности. В честь первого министра среднего машиностроения В.А. Малышева, одного из создателей советского атомного щита, месторождение и поселок при нем получили свое сегодняшнее название.

Товар для российского потребителяТовар для российского потребителя Типичный изумруд из российского ювелирного магазинаТипичный изумруд из российского ювелирного магазина

Бериллы — главный источник получения бериллия. Жаропрочность, антикоррозийность, высокая твердость и легкость этого металла делают его поистине чудесным материалом. Будь бериллия в природе побольше, он бы заменил титан и алюминий, сделав самолеты в два раза легче. А так его применяют в основном в сплавах. Но главный потребитель бериллия — атомная промышленность. Дело в том, что он — самый эффективный замедлитель нейтронов, что используют в атомных реакторах, особенно небольших. Например, тех, которые стоят на подводных лодках.

Сегодня знаменитые копи полузатоплены, идет жесткая борьба за собственность. В 1993 году Малышевский рудник, добывавший практически все изумруды, разделился на Малышевское рудоуправление (5 процентов добычи) и АО «Изумрудные копи Урала» (95 процентов). Так развалился рынок российских изумрудов, их средняя цена на мировом рынке упала до 150 долларов за карат. В 1995 году добычу прекратили обе структуры... В 1997-м появилось российско-ирландское предприятие «Зелен-камень». Не помогло. Сейчас добыча ведется, но пока в мизерных объемах. С 2007 года там пытается работать канадская компания.

Проблема в том, что вести добычу на Малышевском руднике не так легко. Слишком много сил уходит, например, на постоянную откачку воды (без этого шахты быстро будут затоплены). Изумруды залегают уже глубоко, приходится спускаться на 100, а то и на 600 метров. Только там можно найти изумрудные друзы (породу, содержащую драгоценные камни), которую на местном жаргоне называют просто «тело». В общем, понятно, что этому руднику вряд ли суждено стать высокодоходной изумрудной шахтой. Он может иметь смысл только как сырьевой источник, удовлетворяющий запросы продолжателей дела первого «атомного» министра. Впрочем, энтузиазм нынешних владельцев шахты подпитывают надежды на новые находки: они полагают, что только подходят к слоям месторождения, насыщенным самыми богатыми «телами»...

Огранка и цена

Высокая твердость изумруда защищает его от царапин и повреждений, но хрупкость и многочисленные трещины делают его особенно чувствительным к огранке, закрепке и очистке. Работа с изумрудом требует от огранщика большого мастерства. Для этого камня была разработана и специальная огранка — изумрудная. Прямоугольный или квадратный дизайн с затупленными углами придает камню особую красоту и одновременно защищает его. Но приемлемы и другие классические формы огранки. Из богатых включениями и трещинами кристаллов обычно делают кабошоны или изумрудные жемчужины, так любимые в Индии.

izumrud_26 izumrud_25

Правильная огранка в сочетании с хорошей симметрией и блеском могут усилить и раскрыть красоту цвета камня, а вот плохая огранка способна ухудшить и существенно cнизить его цену. Опытный мастер пытается достигнуть наилучших пропорций, с тем чтобы минимизировать влияние включений и максимизировать цвет камня. К сожалению, в жертву огранке часто приносятся караты. Но горе огранщику, который доводит изумруд до идеальной формы. Дело в том, что в большинстве случаев самый глубокий цвет сосредоточен на концах и на поверхности кристалла. Поэтому не стоит придираться так сильно к возможным неровностям на площадке ограненного камня. Если их «шлифануть», то исчезнет основное, что придает ценность изумруду, — его цвет.

Еще со времен Древнего Египта известны рецепты улучшения чистоты и прозрачности изумрудов. Папирусы, написанные за четыре века до нашей эры, рассказывают о том, как камни «исцеляли» при помощи масел, зачастую подкрашенных растительными вытяжками зеленого цвета. С тех давних пор технологии улучшились, идя рука об руку с развитием науки. Но практически все продающиеся сегодня изумруды содержат в той или иной степени примеси растительных масел или их синтетических аналогов. Масло затекает в трещины и изломы, делая кристалл более прозрачным, что заметно усиливает цвет. Двадцать лет назад появилось специальное оборудование, которое загоняет смазочный материал в камень при помощи вакуума и высокой температуры. Такие камни нельзя чистить ультразвуком, поскольку он удаляет все, что находится в порах и трещинах, и делает камень матовым. По этой же причине следует также снимать кольцо с изумрудом перед контактом с различными химическими очистителями.

Из-за большого спроса на этот и­зумительно красивый камень, сегодня рынок насыщен многочисленными имитациями и синтетическими изумрудами. Как же защититься от этих фальшивок? Прежде всего, покупать камни у продавцов, которым вы доверяете. Крупные же изумруды вообще не стоит приобретать без соответствующего сертификата геммологической лаборатории.

izumrud_31 Распределение цвета по периметру кристалла изумрудаРаспределение цвета по периметру кристалла изумруда izumrud_29

Твердость изумруда — от 7,5 до 8 по шкале Мооса, плотность — от 2,6 до 2,8 г/см3. Иначе говоря, он значительно мягче алмаза и корунда, к тому же природный кристалл берилла зачастую испещрен трещинами. Поэтому надо особо трепетно относиться к украшениям из изумруда и не сваливать их в одну шкатулку с сапфирами, рубинами и бриллиантами, которые могут его поранить. Изумруд, как легкоранимая женщина, — нежен, капризен и чувствителен.

Иметь этот восхитительный камень мечтают многие. Как же формируется цена на него? Сразу отметим: наряду с другими цветными камнями изумруд — рыночный товар, и за ним не стоит какой-нибудь «Де Бирс», который монопольно регулирует цену. Поэтому цена на изумруд определяется совокупностью наиболее важных факторов: качество цвета, вес в каратах, чистота, количество масел или иных улучшающих субстанций, качество и симметричность огранки, наконец, состояние рынка на данный момент.

В целом можно сказать так: изумруд много дешевле рубина, но существенно дороже синего сапфира. Цена на камень хорошего качества размером 8 каратов начинается с 8000 долларов за карат и возрастает с увеличением веса кристалла. Именно с этого рубежа (при условии хорошего цветового оттенка и отсутствия включений) начинаются действительно эксклюзивные камни. Сейчас крупные изумруды высокого качества весьма редки и могут продаваться по цене, превышающей цену алмаза того же веса, что говорит о большом спросе на них. В качестве примера приведем следующие сделки (в долларах):

izumrud_27 izumrud_28
2?879?800 — цена за изумрудное колье Harcourt (162,19 карата); Лондон, 1989 г;
1?589?000 — цена за один изумруд (16,38 карата) в бриллиантовой броши; Женева, 1992 г;
1?149?850 — наивысшая цена за прямоугольно ограненный изумруд (10,01 карата) в кольце (113?734 доллара за карат); Гонконг, 2000 г.

И последний совет. При покупке одного изумруда предпочтение отдавайте крупным камням, в них его игра наиболее заметна. Есть, конечно, очень красивые украшения с небольшими камнями, но по-настоящему играть изумруды начинают, как и другие драгоценные камни, только при определенной величине. Ну, а каким по размеру будет ваш изумруд, зависит прежде всего от вашего бюджета и личного вкуса.

Цена на кристалл сильно варьируется в зависимости от многих факторов. Изумруды весом от 8 до 25 каратов дилеры предлагают в пределах от 10 до 25 тысяч долларов за карат. Скажем, стоимость 10-каратного изумруда пристойного качества может доходить до 125 тысяч долларов. Но он того действительно стоит. У дилеров второй-третьей руки, а также в Интернете и в ювелирных бутиках цены значительно выше.